ПРИМЕР УГОЛОВНОГО ДЕЛА О ПРИВЛЕЧЕНИИ ПО Ч.1 СТ.303 УК РФ

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12 марта 2010 года Кировский районный суд г. Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Малиновской Л.М.,

с участием государственного обвинителя Калимулина Э.Р., Костина А.Н.,

подсудимого Мурзикова С.Г.,

адвоката Габдрахманова Г.Б., представившего удостоверение №811 и ордер, выданные ГУ МЮ РФ по Свердловской области, 

при секретаре Поспеловой В.В., Демидовой А.С., Портнягине К.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению:

МУРЗИКОВА <данные изъяты>

в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л :

Мурзикову С.Г., согласно обвинительного заключения, органами предварительного расследования предъявлено обвинение в том, что он фальсифицировал доказательства по гражданскому делу, в котором участвовал.

Преступление, по версии следствия, совершено им в г.Екатеринбурге при следующих обстоятельствах:

<дата обезличена> Мурзиков С.Г., являясь заинтересованным в бессрочном пользовании садовым участком <номер обезличен> в СНТ "УЗ" лицом, подал в гражданскую коллегию Кировского районного суда <адрес обезличен>, расположенную по адресу: <адрес обезличен>, исковое заявление к ФИО8, ООО "УАБ" о расторжении договора купли-продажи данного земельного участка и сделки по получению за него компенсации от <дата обезличена>.

<дата обезличена> в период времени с 09.30 часов до 11.50 часов в зале судебного заседания Кировского районного суда г. Екатеринбурга, расположенного по адресу: г. Екатеринбург, ул. Бажова, 55, Мурзиков С.Г., являясь истцом, т.е. лицом, участвующим в гражданском деле по иску Мурзикова С.Г., ФИО9, ФИО10, ФИО11 к ФИО8, ФИО12 и ООО "УАБ" о признании недействительными соглашений о выкупе земельных участков, действуя умышленно, с целью искусственного создания доказательства своего права на бессрочное пользование садовым участком <номер обезличен>в СНТ "УЗ" расположенном по адресу: <адрес обезличен>, по гражданскому делу, представил суду заведомо подложное письменное доказательство - заверенную копию Решения Исполнительного комитета Кировского районного Совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена>, достоверно зная о поддельности указанного документа и несоответствии изложенных в нем сведений действительности.

По результатам рассмотрения гражданского дела по иску Мурзикова С.Г., ФИО9, ФИО10, ФИО11 к ФИО8, ФИО12 и ООО "УАБ" решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от <дата обезличена> представленное Мурзиковым С.Г. доказательство права на бессрочное пользование садовым участком <номер обезличен> в СНТ "УЗ" судом ко вниманию не принято, исковые требования Мурзикова С.Г. оставлены без удовлетворения.                     

Однако, допрошенный, в ходе судебного заседания в качестве подсудимого, Мурзиков С.Г. в инкриминируемом ему преступлении виновным себя не признал и пояснил суду, что в конце весны - начале лета 2008 года он обратился с исковым заявлением в Кировский районный суд г. Екатеринбурга с целью восстановления своих и садоводов СНТ "УЗ"нарушенных прав. А именно, как ему стало известно, подставные лица продали садовые участки, принадлежащие, в частности, ему и другим садоводам ООО "УАБ" за компенсацию. Ему стало об этом известно в апреле 2008 года. В августе либо в сентябре 2008 года в ходе судебного процесса им была предоставлена в качестве доказательства своего права на спорный садовый участок заверенная Государственным Архивом копия Решения Исполнительного комитета Кировского районного совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена>. Данный документ он получил в апреле 2007 года от прежнего председателя СНТ ФИО2 Передача документов происходила в связи с тем, что он сменял ФИО2 в должности. Переданное ему решение исполкома было надлежащим образом заверено Государственным Архивом Свердловской области. Сам он обращался в Архив, после того, как в ходе судебного процесса, когда именно не помнит, адвокат со стороны ответчика ФИО58 представил в суд какой-то документ из Архива по его вопросу. Его, Мурзикова С.Г., тогда это насторожило (а именно, сохранность документов), в связи с чем он решил сам съездить в архив, чтобы удостовериться в существовании и сохранности документов, которыми пользовался ФИО58. Там он обнаружил, что Решения <номер обезличен> от <дата обезличена> в архиве нет. В книге он обнаружил, что за решением <номер обезличен> следует решение <номер обезличен>, имел место пропуск в нумерации листов, на что он обратил внимание работников Архива. Решение Исполкома <номер обезличен> от <дата обезличена> он, подсудимый, не подделывал и не знал о том, что данный документ является подложным. Обнаруженная в ходе обыска у него в квартире печатная машинка «Любава» ему, Мурзикову С.Г., не принадлежала, она переходила от одного садовода к другому, от одного председателя - другому, т.к. все понемногу ею пользовались. Когда примерно 1,5 года назад кто-то стал поджигать садовые домики, он данную машинку забрал к себе домой для сохранности. Однако, летом 2008 года он на некоторое время относил ее в сад, в связи с чем к ней имели доступ как садоводы, так и адвокаты, которые сначала представляли их интересы, а затем стали «противниками» садоводов.

Согласно приказа <номер обезличен> а/х от <дата обезличена> директора Архива ФИО40 (Т.1 л.д.60), было приказано гербовую печать старого образца уничтожить <дата обезличена>, о чем приложен акт о ее уничтожении (Т.1 л.д.61); образец штампа заверения копий УГАСО (Т.1 л.д.62) с фамилией ФИО21

Согласно заявления Мурзикова С.Г. от <дата обезличена> (Т.1 л.д.63), он обращался к директору Архива от СНТ "УЗ" с просьбой о выдаче указанного документа, поскольку при ознакомлении с делом <номер обезличен> оп 3; Р-1947, (стр.178) он не обнаружен.

Из письма в адрес СНТ "УЗ" Мурзикову С.Г. за <номер обезличен> от <дата обезличена> следует, что указанное решение на хранение в Архив не передавалось (Т.1 л.д.64)

Из ответа на запрос АБ «Пучков и Партеры» <номер обезличен> от <дата обезличена>, Учреждения Государственного <адрес обезличен> ответило, что решение <номер обезличен> от <дата обезличена> на хранение в архиве не имеется (Т.1 л.д.70)

Согласно копии протокола судебного заседания по делу <номер обезличен> (08) от <дата обезличена>, истец Мурзиков С.Г., являясь лицом, участвующим в гражданском деле, в ходе судебного процесса приобщил в качестве доказательства своего права на спорное недвижимое имущество заверенную копию Решения Исполнительного комитета Кировского районного совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена> (т. 1 л.д. 188-194).

Согласно копии землеустроительного дела <номер обезличен>-гр по установлению в натуре границ земельных участков в кадастровом квартале К<номер обезличен>, предоставленных членам СНТ "УЗ" (иной документ), на момент проведения межевания земельСНТ "УЗ" в период с <дата обезличена> по <дата обезличена> среди правоустанавливающих документов вышеуказанного товарищества Решение Исполнительного комитета <адрес обезличен> совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена> отсутствовало (т. 2 л.д. 3-121).

Согласно протокола обыска от <дата обезличена>, в жилище Мурзикова С.Г., расположенном по адресу: <адрес обезличен> обнаружена и изъята печатная машинка «Любава ПП-215-01», оснастка для печати «ColorPrinterR40», а также копия Решения исполкома <номер обезличен> от <дата обезличена>, имеющая на обратной стороне рукописную надпись, выполненную красящим веществом синего цвета: «Данное решение Кировского исполкома <номер обезличен> от <дата обезличена> передано мне от бывшего председателя коллект. сада "УЗ" (СНТ "УЗ"») ФИО103 и отдано мной новому председателю СНТ "УЗ" Мурзикову С.Г. <дата обезличена>. ФИО2» (т. 2 л.д. 124-125), эти предметы были осмотрены, о чем составлен протокол осмотра (Т.2 л.д. 136-139).

Из протокола выемки от <дата обезличена>, следует, что из Государственного <адрес обезличен> изъяты: дела №№ <номер обезличен>», журнал учета выдачи документов, требования Мурзикова С.Г. на выдачу документальных материалов в количестве 5-ти штук (т. 2 л.д. 133-134).

Копия Решения Исполнительного комитета Кировского районного совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена> была приобщена к уголовному делу (Т.2 л.д.146).

Согласно заключения эксперта <номер обезличен> от <дата обезличена>, печатный текст Решения исполкома Кировского районного совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена>, заверенная копия которого представлена на исследование, был выполнен на представленной на исследование пишущей машинке «Любава» (т. 2 л.д. 157-159).

Из заключения эксперта <номер обезличен> от <дата обезличена>, следует, что подпись от имени ФИО21, расположенная в строке «Директор Архива» в оттиске штампа ГАСО «ВЕРНО» на оборотной стороне копии Решения исполкома Кировского районного совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена>выполнена не самой ФИО21, а кем-то другим с подражанием ее подлинной подписи (т. 2 л.д. 165-170).

Из заключения эксперта <номер обезличен> от <дата обезличена>, следует, что оттиск круглой гербовой печати на оборотной стороне копии Решения исполкома Кировского районного совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена> нанесен рельефным клише на полимерной основе, изготовленным с соблюдением правил фабричных технологий. Данный оттиск в исследуемой копии Решения <номер обезличен> от <дата обезличена>не соответствует оттискам печати аналогичного содержания в документах, представленных в качестве образцов, и, соответственно, данный исследуемый оттиск и оттиски-образцы нанесены разными печатями (т. 2 л.д. 176-180).

Согласно заключения эксперта <номер обезличен>, <номер обезличен>./06, <номер обезличен> от <дата обезличена> установить, соответствует ли время выполнения текста, подписи от имени ФИО2 и расшифровки данной подписи на оборотной стороне копии Решения Исполнительного комитета Кировского районного совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена>, дате (<дата обезличена>) не представилось возможным (Т.2 л.д.189-195).

Согласно заключения эксперта <номер обезличен> от <дата обезличена> рукописный текст расположенный на оборотной стороне электрофотографической копии решения исполнительного комитета Кировского районного Совета народных депутатов <номер обезличен> от <дата обезличена>, начинающийся словами «Данное решение Кировского исполкома <номер обезличен> от <дата обезличена> …» и заканчивающееся словами: «… председателю СКТ «Уральские Зори» Мурзикову С.Г. <дата обезличена> … « и подпись от имени ФИО2, расположенная под текстом, выполнены ФИО2(Т.2 л.д.203-206).

Давая оценку собранным и исследованным судом доказательствам, суд приходит к следующим выводам.

Предметом вменяемого подсудимому Мурзикову С.Г. преступления, являются доказательства по гражданскому делу, то есть любые фактические данные на основании которых суд устанавливает в определенном законом порядке обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. К доказательствам, в том числе относятся и документы.

Фальсификация означает изменение качества чего-либо, подмену чего-либо подлинного ложным, мнимым; изготовление фальшивки, выдаваемой за подлинник. Она может выражаться в различных формах: внесение ложных сведений в документы, их подделка, подчистка, пометка другим числом. В этом случае, речь идет о ток называемом материальном подлоге документа как источника доказательства, фальсификация может выражаться и в так называемом интеллектуальном подлоге: лицом, участвующим в деле, составляются письменные доказательства, ложные по содержанию.

Субъективная сторона преступления характеризуется фальсификацией доказательств по гражданскому делу и представлением их в суд. Эти деяния могут быть совершены только с прямым умыслом. Лицо должно осознавать общественно опасный характер совершаемой им поделки доказательств по гражданскому делу (интеллектуальный момент) и желать ее осуществления (волевой момент). Мотивы и цели поведения субъекта преступления значения для квалификации не имеют.

Анализируя представленные стороной обвинения доказательства по настоящему уголовному делу, суд считает утверждение органов предварительного следствия и государственного обвинителя о том, что подсудимый Мурзиков С.Г. представил по гражданскому делу, в котором он участвовал, заверенную копию Решения Исполнительного комитета Кировского районного совета народных депутатов РСФСР <номер обезличен> от <дата обезличена>, достоверно зная о поддельности указанного документа и несоответствии изложенных в нем сведений действительности, лишь предположением, неподтвержденным никакими объективными доказательствами, хотя перечень исследованных судом доказательств является исчерпывающим.

Так, показания свидетелей ФИО17, ФИО19, как бывших (более 20-ти лет назад) представителей Исполнительного комитета Кировского районного совета народных депутатов, показания свидетелей ФИО20, ФИО21 - сотрудников Государственного Архива Свердловской области, ни уличают и не оправдывают подсудимого Мурзикова С.Г. в совершении преступления. Из их показаний следует, что Решение <номер обезличен> от <дата обезличена> называлось «Об утверждении состава районной комиссии по определению стоимости сносимых жилых домов, строений и устройств, плодово-ягодных насаждений и посевов», данное решение при неизвестных обстоятельствах неизвестным лицом было похищено из Государственного Архива Свердловской области. Данный документ являлся подлинным, поскольку находился на хранении в государственном учреждении.

Органами следствия не установлено и не описано в предъявленном ему обвинении кто, когда, при каких обстоятельствах похитил указанный документ, как документ соотносится с тем, который был представлен Мурзиковым С.Г. в суд, в чем и почему документ фальсифицирован, что именно не соответствует действительности, какое отношение к этому имеет подсудимый Мурзиков С.Г., чем доказывается наличие у него прямого умысла на совершение преступления.

Кроме того, показания свидетелей ФИО30, ФИО34, ФИО31, ФИО41, ФИО36 - членов садоводческого товарищества "УЗ" о том, что они не видели и ничего не знают о какой-либо печатной машинке, также не доказывают вины подсудимого Мурзикова С.Г. в фальсификации вышеназванного решения. При этом свидетель ФИО32 в суде подтвердила, что какую-то печатную машинку она в саду видела.

Свидетели ФИО42 и ФИО23 - сотрудники Управления Федерального Агентства Кадастра объектов недвижимости и ООО "КА"», соответственно, не имеют никакого доказательственного значения.. Из показаний ФИО42 о том, что решение <номер обезличен>, которое Мурзиков С.Г. ей предъявлял, являлось поддельным, вывод нельзя было сделать. То обстоятельство, что ФИО2, являясь на момент обращения к ФИО23 председателем правления СНТ "УЗ" не представил указанное решение для кадастрового дела, в вину Мурзикову С.Г. ставить нельзя.

Показания свидетеля ФИО35 о том, что она передавала большое количество документов избранному председателем правления ФИО2, и что решение Исполнительного комитета <номер обезличен> она не помнит в связи именно с большим количеством правоустанавливающих документов, также не являются доказательством вины подсудимого. Кроме того, из показаний данного свидетеля следует, что на обороте указанного документа почерк и подпись от имени ФИО2 последнему не принадлежат. Между тем, сам свидетель ФИО2, а также заключение экспертизы <номер обезличен> от <дата обезличена> говорят о том, что этот почерк и подпись принадлежат ФИО2

Свидетель ФИО24 состоявшая с середины 2006 года по октябрь 2008 года в должности секретаря судебного заседания в коллегии по гражданским делам Кировского районного суда <адрес обезличен>, рассказала о ходе судебного заседания по гражданскому делу, в котором Мурзиковым С.Г. было приобщено вышеназванное решение <номер обезличен>. Ее показания также ни уличают подсудимого. Наоборот, показания свидетеля ФИО24 подтверждают показания подсудимого о том, что когда Мурзиков С.Г. представил в судебное заседание в качестве доказательства вышеназванное решение, «ответчики, а также, представитель третьего лица стали заявлять, что на самом деле данный документ никогда не принимался, является подложным, и что представители ООО "УАБ" еще до <дата обезличена>проверяли наличие данного документа в Государственном Архиве».

Показания свидетелей ФИО26, ФИО29 о вероятности подложности указанного документа, об известных свидетелям фактах фальсификации различных документов Мурзиковым С.Г. в 90-е годы, суд оценивает как не относящиеся к предъявленному подсудимому Мурзикову С.Г. обвинению, основанными лишь на домыслах и предположениях.

Согласно ч.2 ст.75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а так же показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

Что касается показаний свидетеля ФИО2, то он в ходе предварительного следствия допрашивался дважды. Как дополнительные показания от <дата обезличена>, так и первоначальные показания от <дата обезличена> (Т.3 л.д.62-64, 65-67), он давал, будучи предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, после разъяснения ему прав и обязанностей свидетеля. После допроса свидетель поставил свои подписи, собственноручно высказался о верности напечатанных следователем его показаний. Однако, в первоначальных показаниях он говорил о том, что решение <номер обезличен> ему знакомо, что на некоторых документах он делал рукописные записи об источнике получения документа, о том, кому передавался документ, что надпись о передаче данного решения Мурзикову С.Г. он сделал <дата обезличена> с информационной целью. В последующих же показаниях ФИО2 изменил свои показания, что указанное решение, со слов Мурзикова С.Г., тот получил в Архиве. При этом оснований сомневаться, по мнению ФИО2, не было, так как документ имел архивные реквизиты. «Пояснительную надпись» он, ФИО2, сделал несколько раньше, чем Мурзиков С.Г. впервые показал ему копию Решения <номер обезличен> от <дата обезличена>, заверенную Архивом.

Эти показания свидетель дал спустя 4 месяца после первоначальных показаний, «передопрошен» он был по инициативе органов следствия, а не по заявлению свидетеля, и именно эти показания положены в основу обвинения, предъявленного подсудимому Мурзикову С.Г.

Между тем, по мнению суда, нет оснований не доверять первоначальным показаниям ФИО2, где он фактически рассказал о том, что при передаче указанного документа ФИО3 он сделал об этом информационную надпись на обратной стороне. Поэтому дополнительные показания от <дата обезличена> свидетеля ФИО2 вызывают сомнения. По мнению суда их нельзя положить в основу обвинения.

Кроме того, сопоставляя первоначальные показания свидетеля ФИО2 с показаниями самого подсудимого Мурзикова С.Г., допрошенного, как в ходе предварительного, так и судебного следствия, о том, что решение <номер обезличен> он получил от бывшего председателя ФИО43, можно сделать вывод о том, что они полностью согласуются между собой.

Что касается письменных доказательств, то по мнению суда, ни одно из изложенных доказательств не уличает подсудимого Мурзикова С.Г. в предъявленном ему обвинении.

Так, отсутствие в землеустроительном деле СНТ "УЗ" решения <номер обезличен> от <дата обезличена> не является доказательством вины подсудимого. Протокол судебного заседания по гражданскому делу отражает порядок судебного процесса, в котором Мурзиковым С.Г. предъявлено указанное решение. Изъятие в квартире подсудимого печатной машинки «Любава», оснастки к принтеру, протоколы обыска, выемки, осмотра, в том числе архивных дел, не уличают Мурзикова С.Г. в предъявленном ему обвинении.

Версия подсудимого о том, что к печатной машинке «Любава», которая на протяжении многих лет принадлежала СНТ "УЗ", имел доступ неограниченный круг лиц (как садоводы, так и представители арбитражных и других судебных процессов - адвокаты Адвокатского Бюро), в том числе и в течение последних 1,5 лет, когда машинка периодически хранилась в квартире у Мурзикова С.Г., ни в ходе предварительного, ни судебного следствия ничем не опровергнута.

Проведенные по уголовному делу судебно-криминалистические экспертизы о том, что подпись на представленном документе не принадлежит руководителю ГосАрхива, а выполнена кем-то другим с подражанием подписи, что печать не соответствует печатям на документах, представленным для образцов, что решение выполнено на представленной на экспертизу и изъятой в квартире у Марзикова С.Г. печатной машинке, не могут уличить подсудимого в совершении преступления.

Так, ФИО21 показала, что печать ГосАрхива в указанный период заменялась в установленном законом порядке, старая уничтожалась. Выполненная подпись за руководителя Гос.Архивом согласно экспертизе выполнена не подсудимым Мурзиковым С.Г. Поэтому выводы о поддельности указанного документа сделать визуально было не возможно. Это можно было определить только экспертным путем.

Выводы экспертиз о том, что на вышеназванном решении подписи и надписи сделаны самим ФИО2, также не уличают подсудимого ФИО3 в инкриминируемом ему преступлении, а наоборот полностью подтверждают показания подсудимого о том, что ФИО2 передал ему данный документ, о чем сделал на обороте соответствующую надпись.

Что касается ответов из архива, то информация, содержащаяся в них является противоречивой. В ходе рассмотрения уголовного дела установлено, что вышеуказанное решение имелось в ГосАрхиве Свердловской области. Однако, согласно ответа директора архива ФИО40 <номер обезличен> от <дата обезличена> данное решение не передавалось в ГосАрхив (Т.1 л.д.64, 70).

Довод государственного обвинителя о том, что в ходе судебного заседания по гражданскому делу <дата обезличена> Мурзиковым С.Г. представлялось еще одно решение <номер обезличен>.1, копия которого была не заверена, поэтому не приобщалась, однако, этот факт подтверждает осведомленность Мурзикова С.Г. о поддельности как решения <номер обезличен>, так и 229.1, не состоятелен, поскольку из ответа Государственного Архива за <номер обезличен> от <дата обезличена> (Т.1 л.д.64) также следует, что решение <номер обезличен> от <дата обезличена> в архив не передавалось, однако как в ходе предварительного, так и судебного следствия установлено, что также решение имелось, пока из государственного учреждения не было совершено его хищение.

Кроме того, по мнению государственного обвинителя, все документы представленные при рассмотрении гражданского дела, составляемые Мурзиковым С.Г., выполнены также на печатной машинке, что в совокупности с другими доказательствами, свидетельствует об использовании печатной машинки именно Мурзиковым С.Г.

По мнению суда, данные факты не уличают подсудимого в совершении преступления, поскольку подсудимый заявлял, что он и другие истцы привлекали квалифицированных юристов для участия в судах, в том числе арбитражных. Вопрос о том, кем составлялись документы ни в ходе предварительного, ни судебного следствия не выяснялись, какого-либо экспертного исследования по ним не проводилось. Поэтому эти доводы также, являются лишь предположениями, и в силу ст.75 УПК РФ не могут являться доказательствами.

Что касается версии обвинения о том, что именно Мурзиков С.Г. может быть причастен к исчезновению из Государственного Архива Свердловской области подложного решения <номер обезличен> от <дата обезличена>, то этот вопрос выходит за пределы предъявленного обвинения, и в силу ст.252 УПК РФ не может быть рассмотрен в рамках настоящего уголовного дела.

Таким образом, ни органами предварительного следствия, ни судом не установлено, что подсудимый Мурзиков С.Г. сфальсифицировал доказательства по гражданскому делу, в котором он участвовал. Подсудимый всегда придерживался версии о том, что указанный документ являлся подлинным, и что о его подложности ему, Мурзикову С.Г., известно не было, так как получен он был от ФИО2- бывшего председателя правления СНТ "УЗ"

Следовательно, достаточных, объективных и бесспорных доказательств, что именно Мурзиков С.Г. изготовил подложный документ, либо он знал о том, что кто-то изготовил документ несоответствующий действительности и поэтому, он является фальсифицированным, ни в ходе предварительного, ни судебного следствия не добыто.

Показания свидетеля ФИО2, которые он давал в судебном заседании, являются противоречивыми. При этом, его первоначальные показания в ходе предварительного следствия о том, что при передаче указанной копии решения подсудимому Мурзикову С.Г., им, ФИО2, сделана соответствующая запись, нет оснований не доверять, поскольку они взяты с соблюдение норм УПК РФ, согласуются с заключением почерковедческой экспертизы о принадлежности вышеназванной надписи ФИО2 и показаниям и самого подсудимого Мурзикова С.Г.

Доводы государственного обвинителя о том, что Мурзиков С.Г., похитив подлинник Решения <номер обезличен> от <дата обезличена> из Государственного Аорхива Свердловской области, видоизменил его в выгодную для себя сторону, якобы напечатав вышеназванное решение на печатной машинке «Любава», которая из показаний самого подсудимого, последние полтора года периодически находилась по месту его жительства, по мнению суда, является лишь предположениями, поскольку показания подсудимого о том, что в этот период времени доступ к печатной машинке «Любава» имели и другие лица, ни в ходе предварительного, ни судебного следствия не опровергнуты.

Таким образом, доводы государственного обвинителя о виновности подсудимого в инкриминируемом ему преступлении суд считает надуманными, ничем не подтвержденными, основанными на предположениях.

Обвинительный приговор, в силу ч.4 ст.14, ч.4 ст.302 УПК РФ не может быть основан на предположениях, и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Такой совокупности доказательств виновности подсудимого ни в ходе предварительного, ни судебного следствия не представлено.

Следовательно подсудимый Мурзиков С.Г. должен быть оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку представленные доказательства, ни каждое в отдельности, ни в совокупности, не подтверждают виновность подсудимого в совершении преступления, возможность получения новых достоверных доказательств исчерпана, однако умысел подсудимого на совершение преступления не доказан.

В соответствии со ст.ст.134-136 УПК РФ суд признает за Мурзиковым С.Г. право на реабилитацию и на возмещение имущественного и морального вреда, связанного с уголовным преследованием.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 302-306 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Мурзикова <данные изъяты> оправдать по предъявленному обвине­нию в совершении преступления, предусмотренного ст. 303 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Меру пресечения подписку о невыезде и надлежащем поведении, по вступлении приговора в законную силу - отменить.

Признать за оправданным Мурзиковым С.Г. право на реабилитацию, возмещение в порядке гражданского судопроизводства имущественного и морального вреда, связанного с уголовным преследованием.

Вещественные доказательства:

- 2 копии Решения <номер обезличен> от <дата обезличена>, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств СО по Кировскому району г.Екатеринбурга - уничтожить;

- оснастку для печати, хранящуюся в камере хранения вещественных доказательств СО по Кировскому району г.Екатеринбурга - передать ФИО3

- печатную машинку «Любава», хранящуюся в камере хранения вещественных доказательств СО по Кировскому району г.Екатеринбурга - передать правлению СНТ "УЗ"

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Свердловского областного суда в течение 10 суток со дня его провозглашения. В случае подачи кассационных представления или жалобы осужденный вправе ходатайствовать в тот же срок о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

По делу вынесено частное постановление.

Подлинник приговора в печатном виде изготовлен в совеща­тельной комнате.

Председательствующий

О компании

Юридическая компания "Линия защиты" оказывает юридические услуги с 1975г.
За это время мы заработали добрую репутацию и большой багаж юридического опыта.

© 2017-2018 Юридическая компания "Линия Защиты" г. Екатеринбург